Billy's Page

02:47 

Моя любовь неслышно плачет, уходя

Billy Lee
★★★★
Он всегда появлялся, когда его совсем не ждёшь. Молиться о встрече, о мгновении, чтобы увидеть его, было бесполезно. Думать о нём часы и дни напролёт - гиблое дело. Только когда последнее, о чём я вспоминала, становилось им, Ид появлялся.
Я едва поняла, что никогда не видела на его лице усталости, недовольства, что всегда видела его особенным, сверхчеловеком, тем, чей голос я узнаю из сотни. Таким он остался для меня. Это не тот парень, с кем хочется целоваться и мечтать о счастливом будущем. Мне сложно представить даже прикосновение к нему. Он из тех, за кем хочется идти на край света, странствовать с ним, не имея ни малейшей надежды на то, что он заговорит с тобой, он из тех, ради кого я готова погибнуть, быть разрубленной клинками, разрешеченной пулями, броситься в огонь, убить кого угодно ради него. Это так странно, но я действительно готова на всё это даже ради одного того, чтобы увидеть его, без какой-либо надежды заговорить.
Этот романтический образ застрял в моей голове очень давно, потом надолго был забыт, а три дня назад возродился с такой силой, что я не могла спать, думать, спокойно смотреть на мир вокруг.
Неважно, каким Ид кажется другим людям - наглым, выскочкой, задирой, балагуром - почему-то я уверена - то, что у него внутри... иное, чем он показывает всем окружающим. Не все ли мы так делаем?

Я впервые увидела Ида 8 августа 2008 года. Он показался мне необыкновенно красивым, явно заметным среди всего остального. Я увидела только его спину, зелёную, как у меня, рубашку и светло-русые волосы. Я не знала, какой сюрприз приготовила мне судьба - этот тогда ещё мальчик стал для меня тем, что можно назвать "идеалом" и моей первой, настоящей любовью.
Спустя месяц нам суждено было провести рядом целый год.

Он не был скромен, скорее наоборот, обожал споры, дискуссии, розыгрыши, он мог разговорить кого угодно, болтать о чём угодно, и в первые же дни стал чем-то вроде местной знаменитости. В отличие от меня, скромной, юной девочки, которая почти всегда молчит, и только подмечает всё вокруг. Ему действительно не было равных в том обществе.
И это начало меня задевать. В школе я упустила шанс стать лучшей на своей параллели, а здесь я заметила, что единственный, с кем можно посоревноваться - это он. Я начала вступать с ним в рассуждения, я училась перебарывать себя, переступать свою скромность, чтобы показать, что я не хуже. Как мне тогда казалось, мы были на одном уровне.
Мой триумф настиг меня на лекции родной речи - в качестве домашнего сочинения я набросала шуточное стихотворение на шестнадцать строф. Класс аплодировал мне. Что ж, для них это было необычно. Хорошие, к слову, люди, девчонки, пусть у них всё хорошо будет.
Я помню его взгляд. Он смотрел на меня с видом "а ты не так плоха, как я думал", скрестив руки на груди. Он хлопнул мне в ладоши пару раз.

Пару недель спустя я поняла, что влюбилась.

Я не могла оторвать от него взгляд, я то и дело оборачивалась, искала его всюду, ждала, когда снова смогу увидеть; те часы, которые я могла провести рядом, в одной комнате с ним, были для меня самыми счастливыми часами. Я не умела не торопить события. Тогда все обменивались номерами аськи. Мне удалось получить его номер. Тем же вечером он получил сообщение: "Знаешь, что значит по-японски такая-то фраза?" Это была anata-ga suki desu
- Нет.
- Я тебя люблю.
- Жаль, но любви у нас с Идом нет.

@музыка: 30 seconds to mars

URL
   

главная